Демосчет в Финам
Эксперты

Чем вызваны потрясения на фондовом рынке

Инвесторы дают мрачные прогнозы: от ужесточения политики ФРС до роста расходов на заработную плату

Когда 25 января акции снова ушли вниз, один трейдер пошутил: хоть что-то дешевеет. После дневного падения акций совокупный убыток индекса S&P 500 уже в этом году достиг 10% — всего за три недели. С начала года снижение высокотехнологичного индекса NASDAQ Composite достигло двузначных цифр. Начало 2022 года для выдалось неудачным для фондовых инвесторов. При этом текущие показатели более широких индексов даже не в полной мере отражают потрясения на рынках.

Преимущества Финам

Основные потрясения происходят под поверхностью, на уровне акций или секторов. В частности, сильно пострадали акции технологических компаний. Индекс британских акций FTSE 100, который мало зависит от технологий и привязан к нефтяным и сырьевым компаниям, оказался более устойчив, чем американские индексы. Цены сильно колеблются в течение торгового дня. В конце прошлой недели рынки в Нью-Йорке открылись скромным ростом основных индексов, но к концу дня цены упали. В начале этой недели внутридневные колебания стали еще существеннее. Например, в понедельник торговый день в Нью-Йорке начался с большой распродажи, которая затем усилилась. В какой-то момент индекс NASDAQ Composite снизился почти на 5%. Затем акции внезапно выросли. NASDAQ завершил день ростом на 0.6%. S&P 500 прибавил 0.3%, несмотря на снижение на 4% на минимальном уровне. Мало кто поверил в это запоздавшее ралли. Почти все были готовы к новому падению на следующий день. Так и произошло.

За всем происходящим стоит рынок, который всегда смотрит вперед. Что же теперь ждет рынок? Судя по всему, довольно много неприятностей. В течение шести месяцев Федеральная резервная система, вероятно, дважды повысит процентные ставки, а затем еще несколько раз. Легкие деньги, которые поддерживают акции, будут постепенно выводиться. Корпоративная прибыль сократится с двух сторон — из-за замедления роста доходов (на фоне спада в экономике), а также из-за увеличения расходов на заработную плату. В общем, причин для тревоги больше, чем для оптимизма. Неудивительно, что рынки нервничают.

ФРС

Первый фактор, который всегда занимает мысли инвесторов — ФРС. ФРС, сохранявшая мягкую позицию в течение большей части 2021 года, довольно резко изменила тактику. Об этом ястребином развороте стало известно на заседании по монетарной политике в декабре. Протокол этого заседания, опубликованный 5 января, наглядно показал инвесторам, что ставки скоро вырастут. Причины такого поворота довольно очевидны: неприемлемый уровень инфляции. Невозможно и дальше игнорировать ее как временное явление. В то же время на рынке труда быстро заканчиваются резервные мощности.

В результате рынки сразу учли в ценах более быстрое ужесточение политики. Особенно резким оказался рост долгосрочных реальных процентных ставок. Доходность десятилетних казначейских ценных бумаг, защищенных от инфляции (TIPS), которая в начале года составляла около −1%, сейчас достигла −0.6%. Фондовым рынкам приходится приспособиться к этому. Более высокие долгосрочные ставки снижают текущую стоимость будущих корпоративных денежных потоков, снижая привлекательность акций. Эти последствия особенно заметны для акций технологических компаний, которые рассчитаны на рост прибыли в долгосрочной перспективе. Этим и обусловлено сильное падение NASDAQ.

Снижение спроса

ФРС — не единственная проблема. Рост рынков в прошлом году был в основном связан с укреплением экономики, а также значительными доходами и прибылью. Впечатляющий рост в Америке вызван низкими процентными ставками, отложенным спросом и огромным пакетом фискальных стимулов в размере $1.9 трлн. Но эти импульсы сходят на нет. Экономисты JPMorgan Chase прогнозируют, что рост ВВП в Америке снизится с 5.7% в 2021 году до 3.7% в этом году и 2.5% в 2023 году. Судя по некоторым признакам, темпы роста уже замедляются. Согласно последнему опросу менеджеров по закупкам, активность в американской сфере услуг упала до 18-месячного минимума. В декабре резко сократились розничные продажи. Потребительское доверие находится на низком уровне. Некоторые события можно объяснить вспышкой омикрона. Но это также может говорить о снижении базового спроса.

В ближайшие месяцы у инвесторов будет мало поводов для оптимизма. Прибыль сократится из-за замедления экономики и, следовательно, снижения доходов, а также из-за увеличения расходов. Более высокие цены на нефть и сырьевые товары увеличивают затраты на сырье. Еще более серьезная проблема — рынок труда. Дефицит на рынке труда вынуждает повышать зарплату работникам, которых становится все меньше.

«Повсюду наблюдается реальная инфляция заработной платы, — пожаловался Дэвид Соломон, глава Goldman Sachs, обращаясь к инвесторам на прошлой неделе.

Goldman Sachs только что сообщил о прибыльном годе, но инвесторы нервничают из-за увеличения зарплаты в банк на треть в прошлом году. Другие компании, которые также больше полагаются на интеллектуальные ресурсы, чем на физический капитал, окажутся в трудном положении, что станет еще одним основанием для сильной распродажи технологических акций, особенно новых компаний.

Завышенные оценки

Третья серьезная проблема — это оценки. Американские акции стоят слишком дорого. Индикатор, популяризированный Робертом Шиллером из Йельского университета, показывает, что стоимость американских акций в 36 раз превышают их доходность с поправкой на деловой цикл. Это выше показателя до краха фондового рынка в 1929 году (хотя и ниже оценки, достигнутой на пике бума доткомов в конце 1990-х годов). Наступил час расплаты, особенно для дорогостоящих, непроверенных компаний. Биржевой фонд ARK Innovation, инвестирующий в новые технологические компании, стал символом более спекулятивного конца рынка. Он упал на 55% по сравнению с пиком. Также усиливается скептицизм по поводу более известных — или, по крайней мере, более знакомых — компаний, таких как Netflix и Zoom, которые заработали на изоляции, но в последнее время столкнулись с трудностями.

«В целом, — отмечает Майкл Уилсон из Morgan Stanley, — на фондовом рынке, который слишком переоценен, распространяются пузыри».

Опасения вызывает то, что нынешняя распродажа будет подпитывать сама себя и в итоге приведет к катастрофе. Что могло бы улучшить настроение рынка? Есть несколько хороших новостей, за которые могут уцепиться инвесторы. Омикрон может оказаться последней волной пандемии. По мере того как она ослабеет, могут исчезнуть и проблемы на рынке труда, связанные с инфляцией. Экономики смогут наконец действительно открыться. Судя по предварительным признакам, китайская экономика достигла дна и начинает расти. Многие развивающиеся рынки уже прошли болезненную адаптацию. У фонда ЕС Next Generation, который выплатит государствам-членам €750 млрд евро ($880 млрд), по-прежнему много финансовых резервов. Однако многие хорошие новости не связаны с США. И это мало поможет NASDAQ. Кроме того, трудно сохранять оптимизм по поводу Европы, когда российские войска сосредоточены на границе с Украиной.

Тем не менее, на данный момент внимание приковано к последнему заседанию ФРС. Председатель центрального банка Джером Пауэлл удивил инвесторов, терпящих огромные убытки, оставив возможность для более масштабного и более быстрого, чем ожидалось, повышения процентных ставок. С другой стороны, у ФРС были бы основания для беспокойства, если бы сильно пострадал рынок корпоративных облигаций, поскольку он является крайне важным каналом финансирования. Однако спреды по корпоративным облигациям остаются довольно стабильными. Падение акций само по себе вызывает — или должно вызывать — меньшую озабоченность у должностных лиц. Действительно, коррекция рынка может даже соответствовать целям ФРС, если она поможет вернуть на работу людей, которые рано вышли на пенсию, получив прибыль на фондовом рынке.

Подготовлено по материалам издания The Economist

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»